Главная страница / Статьи / ИСТОРИЯ, ОПЫТ ЭБОЛЫ И КОРОНАВИРУС
ИСТОРИЯ, ОПЫТ ЭБОЛЫ И КОРОНАВИРУС Открытие выставки достижений советской и российской космонавтики на Маврикии Курсы специальной подготовки для журналистов. Окончание учебного года 2018/2019 РАШ. VIII Международная научно-практическая конференция «Формы и методы социальной работы в различных сферах жизнедеятельности» Международная научно-практическая конференция “Большая Евразия: национальные и цивилизационные аспекты развития и сотрудничества”. 100 лет ФСБ, На страже Родины Презентация книги «Аналитика и разведка» в Центральном музее Вооруженных сил: IV международная научно-практическая конференция НАЦИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ПРЕМИЯ ПРИСУЖДЕНА ОФИЦЕРСКОМУ КЛУБУ III Научно-практическая конференция «Русской аналитической школы» (РАШ), прошедшая 15 декабря 2018 года. Часть I. Тема конференции: АНАЛИТИКА НА СЛУЖБЕ ОТЕЧЕСТВУ «Русская аналитическая школа» (РАШ) 15 декабря 2018 года в 10.00 проводит научно-практическую конференцию, посвящённую третьей годовщине РАШ Собрание актива РАШ. Часть 1. Отчет о проделанной работе. Задачи в новом учебном году. Интервью Ю. В. Курносова в проекте «Интервью» на телеканале «Вся УФА» Ушёл из жизни Иван Иванович Иванюк. Интервью «Аналитика как интеллектуальное оружие» Встреча с Курносовым Юрием Васильевичем Интервью Ю. В. Курносова о выпуске слушателей РАШ на канале АННА НЬЮС Первый выпуск слушателей РАШ ПРЕСС-РЕЛИЗ  о проведении научно-практической конференции «Аналитика на службе Отечеству»  Научно-практическая конференция «АНАЛИТИКА НА СЛУЖБЕ ОТЕЧЕСТВУ» С Рождеством Христовым!!! Советы молодым людям от башкирских волхвов для жизни и не только. С Новым годом! Создание природоподобой социотехнической среды. Профессиональная переподготовка Программа подготовки аналитиков высшего уровня «Эксперт» от Аналитерры Конференция по прогнозированию «Неделя компетенций прогнозирования и планирования 2018» Конференция R&D ПромКом 2017 Киргизов и узбеков шатает одна сила Календарь Майя Цолькин Куда плывёт корабль под названием «Кыргызстан»? Кыргызстан: шах и мат в три хода Будет ли третья «цветная революция» в Кыргызстане? ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В КЫРГЫЗСТАНЕ: КТО КОГО? Личность и её влияние на Вселенную Вышла книга «Философия Аналитики» Роботы, искусственный интеллект и аналитика Лекция в Воронежском государственном университете Взгляд на вселенную из «колодца Времени» Аналитический минимум Интервью Ю.Курносова телеканалу День ТВ Первая годовщина РАШ Обращение к согражданам РАШ. Прорыв в будущее! 18.11.2016 умер Владимир Федорович Новиков ГИМН АНАЛИТИКОВ (СИСТЕМНАЯ ВОЙНА) Моя Родина Отчёт о проведении научно-практической конференции «Об укреплении духовно-интеллектуального единства России». Об укреплении духовно-интеллектуального единства России Юрий Курносов. Дмитрий Перетолчин. Феномен эзотерики элит. Юрий Курносов. «Аналитика как интеллектуальное оружие». Интервью телеканалу День-ТВ. «О новом социальном сетевом межрегиональном проекте «Русская аналитическая школа» «Русская аналитическая школа» как фактор консолидации интеллектуальной среды России

Статьи

ИСТОРИЯ, ОПЫТ ЭБОЛЫ И КОРОНАВИРУС

СБОРНИК ИНФОРМАЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ ИЗ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ И ИНОСТРАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ЗА ЯНВАРЬ-АПРЕЛЬ 2020 ГОДА

СОДЕРЖАНИЕ

No. п/пЗаголовокСтр.
1Истории свойственно повторяться. И это плохая новость для 2020-х годов
3
2Как вирус Эболы научил нас работать с данными о заражениях, а мы эти уроки забыли
7
3Вспышка коронавируса COVID-19 и ответные меры Евросоюза11
4О координации кризисных ситуаций связи со вспышкой COVID-19
17
3Коронавирус: опасные иллюзии о смертности
18

1. Истории свойственно повторяться. И это плохая новость для 2020-х годов

2 января 2020 г

Дэвид Бейкер

The Conversation UK

А что будет в 2020-е годы? Если история является каким-либо руководством (а есть веские причины думать, что это так), тогда перспективы не блестящи.

Перечислим некоторые общие прогнозы:

  • стагнация реальной заработной платы,
  • неустойчивый уровень жизни для низших и средних классов,
  • рост неравенства и ухудшение благосостояния,
  • новые беспорядки и восстания,
  • продолжающаяся политическая поляризация,
  • конкуренция элит за ограниченные позиции во власти,
  • сотрудничество элит с радикальными движениями.

Вследствие глобализации все это будет происходить не только в одной стране, но в большинстве стран мира. Мы также увидим геополитическую перестройку с разделением мира на новые союзы и блоки. Существует также вероятность (от низкой до умеренной) т.н. «триггерного события» – шока, такого как экологический кризис, чума или экономический кризис, — за которым может последовать период крайнего насилия. И есть гораздо меньшие шансы, что мы увидим технологический прорыв наравне с промышленной революцией, которая может ослабить давление в 2020-е годы и обратить вспять тенденции, описанные выше.

Это не просто догадки. Это предсказания, сделанные с помощью инструментов клиодинамики, которая использует десятки тематических исследований цивилизаций за последние 5000 лет для поиска математических моделей истории человечества.

Циклы роста и спада

Одной из областей, где клиодинамика принесла свои плоды, является «демографическая-структурная теория», которая объясняет общие циклы процветания и упадка.

Вот пример полного цикла, взятый из древнеримской истории. После Второй Пунической войны в 201 году до н.э. Римская республика пережила период активного роста и процветания. Существовала относительно небольшая разница между самыми богатыми и самыми бедными, а также меньшая численность элит. По мере роста населения мелкие землевладельцы вынуждены были продавать свои фермы. Земельные наделы объединялась в более крупные плантации, эксплуатируемые элитами в основном с помощью рабского труда. Ряды элиты раздулись, неравенство по богатству стало крайним, простые люди почувствовали себя ущемленными, а многочисленные богатые люди оказались отрезанными от власти.

Богатые сопротивлялись призывам к земельной реформе, и, в конце концов, элиты раскололись на две фракции — оптиматов и популяров. В следующем столетии начались восстания рабов и две масштабные гражданские войны. Стабильность в Рим вернулась, лишь когда Август победил всех остальных соперников в 30 году до н. э. – и положил конец республике, сделав себя императором. Тогда начался новый цикл роста экономики.

Признаки и динамика

В структурно-демографической теории учитывают такие параметры, как экономическая и политическая сила государства, возраст и заработная плата населения, размер и богатство элиты – это позволяет диагностировать здоровье общества и выяснить, куда оно движется.

Исторически некоторые вещи, которые мы видим сегодня, являются плохими признаками: сокращение реальной заработной платы, растущий разрыв между богатыми и бедными, рост числа богатых и влиятельных людей, которые становятся все более конкурентоспособными и фракционированными. Еще один плохой знак — предыдущие поколения были свидетелями периодов роста и изобилия. Это может означать, что ваше общество вот-вот ударится об стену — если только, благодаря большому количеству инноваций и хорошей политике, не удастся ослабить давление еще раз.

Современная глобальная система пережила период беспрецедентного в истории человечества роста с 1945 г., который часто называют “Великим ускорением”. Тем не менее, сегодня в каждой стране мы видим стагнацию заработной платы, растущее неравенство и богатые элиты, борющиеся за власть. Исторически периоды напряжения и «перенаселения элит» сменяются кризисом (экологическим или экономическим), за которым, в свою очередь, следуют годы социально-политической нестабильности и насилия.

Конкуренция элит усугубляет кризисы

После катастрофы вражда главных фракций в обществе с их высоким весом делает ситуацию намного хуже. Она может удерживать уровень жизни населения на низком уровне в течение десятилетий после первоначальной катастрофы и может закончиться только тогда, когда элиты будут истощены или уничтожены. Этот базовый цикл питал Войну Алой и Белой роз между Ланкастерами и Йорками в Англии XV века, борьбу между оптиматами и популярами в Древнем Риме – как и бесчисленные другие конфликты в истории.

В период роста и экспансии такая династическая, политическая и религиозная вражда менее выражена – поскольку вокруг всем всего хватает, но именно в период упадка она становится очень опасной. В разных регионах в разное временя фракции сильно различаются, однако идеологические достоинства или недостатки любой конкретной фракции буквально не имеют никакого отношения к этой модели.

Люди, мы всегда убиваем друг друга в период спада экономического цикла. Помните об этом факте, когда мы снова столкнемся с этим шаблоном в 2020-х годах, и если вдруг вы обнаружите, что стали «ослепительно сердитым», посмотрев программу новостей или прочитав, кто что написал в Твиттере.

Взаимосвязанный мир

Поскольку мировое сообщество и экономика стали более интегрированными, чем когда-либо прежде, то растущая политическая рознь, которую мы наблюдаем в Австралии или Соединенных Штатах, также проявляется и во всем остальном мире.

В Индии это насилие между сторонниками партии Бхаратия Джаната (БДП) и Конгресса Тринамул в Бенгалии, в Бразилии — политическая поляризация после избрания президентом Ж. Больсонаро, как и менее публичные конфликты внутри правящей партии Китая — все это части глобальной тенденции.

Событие-инициатор

Мы можем ожидать, что этот спад будет неуклонно продолжаться в следующем десятилетии, если только не произойдет спровоцировавший кризис и не начнется длительный период – возможно, десятилетия – крайнего насилия.

Вот драматический пример из истории: в XII веке население Европы росло, а уровень жизни повышался. В конце XIII века начался период напряжения. Затем Великий Голод 1315-1317 годов вызвал смуту и рост насилия. Затем последовала еще более крупная катастрофа — Черная Смерть 1347-1351 годов . После этих событий-триггеров борьба элит за «обломки» государств привела к столетней бойне по всей Европе.

По моим собственным исследованиям, в такого рода «фазах депрессии» погибало в среднем 20% населения. Сегодня в глобальном масштабе это означало бы гибель от 1,6 до 1,7 миллиарда человек. Пока существует только низкая или умеренная вероятность того, что такое триггерное событие произойдет в 2020-х гг. Это может произойти и на десятилетия позже. Однако такой пожар пытаются разжечь уже сейчас.

Придет ли Технология на помощь?

Одна вещь, которая могла бы повернуть этот цикл вспять – это крупный технологический прорыв. В прошлом инновации временно сдерживали спад. Так, в середине XI века в Европе новые методы расчистки земель и ведения сельского хозяйства позволили резко увеличить производство, что привело к относительному процветанию и стабильности в XII веке. Или в середине ХVII века, высокоурожайные культуры из Америки (хлопок и табак) подняли возможности в южных областях Китая.

В нынешней же ситуации что-то вроде овладения ядерным синтезом – а это может дать людям в избытке дешевую и чистую энергию – помогло бы радикально изменить ситуацию. Однако вероятность того, что это произойдет в 2020-х годах, не слишком велика. 

Тем не менее, инновации остаются нашей лучшей надеждой, и чем скорее это произойдет, тем лучше. Такими соображениями следует руководствоваться в политике по государственным и частным инвестициям в период 2020-х гг. Это время для щедрого финансирования, монументальных проектов и смелых начинаний, которые поднимут человечество из потенциальной бездны.

Солнечные холмы далекого будущего

При этом не стоит унывать, совсем не всё потеряно! Чем дальше мы заглядываем в будущее, тем более светлыми вновь становятся перспективы для человечества, ведь великие перемены в области технологий в реальности занимают достаточно много времени. Учитывая рост числа таких достижений за последние 5000 лет истории, мы можем ожидать, что в ближайшие 100 лет произойдет нечто более глубокое и важное, сравнимое по масштабам с «изобретением» сельского хозяйства или же с появлением тяжелой промышленности.

Именно поэтому основная задача человечества на 2020-е годы – да и на большую часть XXI века – это просто выжить.

2. Как вирус Эболы научил нас работать с данными о заражениях,а мы эти уроки забыли

Меня зовут Роман Нестер, я профессор НИУ ВШЭ и занимаюсь данными последние 10 лет. Например, с партнёрами мы сделали стартап Segmento, где используют большие данные для целей рекламы — его купил у нас «Сбербанк». Сегодня развиваем  магистратуру по управлению продуктом и маркетингом на основе данных в департаменте коммуникаций НИУ ВШЭ. С беспокойством смотрю на бесчисленное количество статьей с цифрами, выводами и решениями, связанными с коронавирусом. Нельзя забывать — мы часто ошибаемся из-за неверных данных. Пример этого — борьба с вирусом Эболы в 2014 г. И вот, смотрю на борьбу с COVID-19, и мне кажется, что мы не выучили ни одного из тех уроков.

Хочу привести ряд цитат из моей любимой книги Factfulness шведского статистика и врача, доктора наук Ганса Рослинга. Используя её, мы в ВШЭ сделали курс по решениям, основанным на данных. И меня осенило — ведь то, что происходит сейчас очень похоже на то, уже происходило щесть лет назад. Рослинг был непосредственным участником тех событий. Ощущение усилилось, когда я прочитал про «Тактику устрашения» со стороны московских властей, публикующих пугающие цифры и заголовки про заражённых.

Эбола

В 2014 г. в Либерии вспыхнула эпидемия Эболы. Это заразная болезнь с высокой смертностью, убивающая каждого второго. С января по март было упущено время — никто не отнёсся к цифрам со всей серьёзностью. В марте стало ясно, что эпидемию не остановить. В Африку вылетели международные профессионалы. Все тогда только и говорили про “экспоненту” (теперь, благодаря covid-19, про неё узнал любой обыватель) — именно так выглядели графики заражения и, главное, смертности.

В стране ввели карантин, закрыли учреждения и ввели беспрецедентные для Западной Африки ограничения и меры по улучшению гигиены. Несмотря ни на что, графики по количеству заражённых росли. Их публиковали в регулярных релизах, и за ними стал следить весь мир. Кажется, принятые меры не работали.

Рослинг решил разобраться, в чём же дело. Борьбой с Эболой занимались американское федеральное агентство CDC (Centers for Disease Control and Prevention) и WHO (ВОЗ). Именно они публиковали регулярные данные о “заражённых”, называя их при этом “подозрение на заболевание” (suspected cases).

На графики умерших от Эболы, например, попадали те пациенты, кого привезли с подозрением на Эболу, но затем они умерли от других причин. Чем больше увеличивался страх от болезни, тем больше людей поступали в больницы “с подозрением” (suspected) и учитывались в главной статистике “заражённых” (total cases).

Чем дальше, тем больше эти растущие кривые “заболевших” пугали нас и весь мир, но тем меньше мы понимали реальное количество подтвердившихся случаев. Если ты не можешь оценить динамику, то не можешь и понять, успешно ли работают твои меры по сдерживанию.» — вспоминал Рослинг.

Данные

Доктор взял в министерстве здравоохранения Либерии данные о подтвержденных случаях. Оказалось, у пациентов, поступавших “с подозрением” брали кровь и рассылали в 4 лаборатории. Результаты их анализа приходили в таблицах Excel. Но дальше уже не было ответственного за сведение этих таблиц! Всех лишь интересовало, как много новых “подозреваемых” продолжает поступать в больницы. Рослинг взял эти данные, очистил их от дублей и свёл воедино.

Когда проблема кажется срочной, не нужно кричать “Волки!”. Нужно организовать данные. Ко всеобщему удивлению, мы увидели, что количество подтвердившихся после подозрения случаев достигло пика 2 недели назад и теперь падало. Но в те же самые дни количество госпитализаций с подозрением на Эболу продолжало драматически увеличиваться!”

Люди в Либерии радикально изменили поведение. Они перестали здороваться за руку, избегали контакта, закрылись магазины и общественные места. И оказалось, что в итоге реальные заражения и смерти от Эболы пошли на спад! Но при этом испуганные люди продолжали при первых опасениях бежать в больницы. И попадали в статистику всё новых “подозреваемых”!

Страх

Он отправил свой график в ВОЗ и CDC. К его удивлению, CDC отказались публиковать его в очередном релизе! Бюро настояло на публикации графика по прежней ошибочной методике с пугающим растущим количеством “госпитализированных с подозрением на Эболу”. И тут Рослинг понял — всё дело в том, что CDC считали, что они должны поддерживать ощущение срочной необходимости среди тех, кто отвечал за выделение ресурсов.

Я понимаю, что ими двигали благие намерения. Но это значит, что деньги и другие ресурсы направлялись не туда! Ещё серьезнее то, что это влияло на доверие людей к эпидемиологическим данным. Компания, которая решает проблему, не должна сама решать, какие данные ей публиковать, а какие — нет. Спортсмену-прыгуну в длину не разрешено измерять длину своего прыжка — это делают судьи. Люди “на земле” всегда будут хотеть больше средств, больше ресурсов (справочно: годовой бюджет CDC — более 10 млрд. долл.). Но ведь кто-то же должен перепроверять их.” — Рослинг

Системный анализ данных помог понять, насколько опасен вирус Эболы. Именно благодаря экспоненциальным графикам, которые он получил, Рослинг бросил все дела и прибыл в Либерию. Однако, как только появились данные о том, что вирус удается победить, их публиковать попросту перестали!

Такое избирательное использование и публикация данных лишает всякого смысла запрос на точность их сбора и обработки! К отчётам CDC по соседней Сьерра-Леоне затем предъявила претензии и сама ВОЗ, увидев безумные “пики” в статистике из-за сочетания разнородных баз. CDC изменили методику учёта. Однако по Либерии и до сих пор все заболевшие и подозреваемые на болезнь посчитаны “кучей” — а колоссальная ошибка видна по-прежнему.

Отчёт CDC по Либерии — в нем по-прежнему сосчитаны все вместе — и подтвержденные заболевшие, и те, кто с подозрением.

Необходимо защитить доверие к данным и к тем, кто их публикует. Данные должны рассказывать правду, а не призывать к действию, неважно насколько благородны намерения. Инстинкт типа “Мы должны срочно что-то сделать! Анализ — потом, сейчас действуйте !” — это один из худших инстинктов”.

Урок, который не усвоен

Нам нужно создать страх” — это слова вице-президента США Ал Гора. Он сказал их Рослингу, когда попросил его проиллюстрировать графиками опасность выбросов СО2 для своего очередного семинара. При этом Гор отказался от предложенных Рослингом альтернативных графиков, которые показывали положительные прогнозы и улучшения. Шведский профессор настаивал на более объективной картине, однако лишь преувеличение опасности могло обеспечить Ал Гору ожидаемый эффект. Рослинг пошёл на принцип и отказался от помощи одному из сильнейших мира сего.

К сожалению, мы никогда не узнаем, что сказал бы Рослинг, глядя на безумие в СМИ сегодня — когда каждый второй журналист раскручивает панику всё сильнее, привлекая все новые непроверенные данные и рисуя новые пугающие графики. Несмотря на все оговорки учёных и институтов о том, что мы можем очень сильно ошибаться сейчас, когда смотрим на эти цифры! И, несмотря на их напоминания, что многие данные ещё не очищены и сбивают нас с толку — это не останавливает никого. В панике закручивается весь мир, а эти данные подпитывают её.

Опасность в том, что многомиллионная аудитория изучает графики на основе экстраполяций из неточных данных и у них складывается иллюзия осведомленности. Люди не изучают природу данных, не проверяют их источников. Графики и выводы путешествуют из публикации в публикацию, уже без исходных оговорок, списков допущений и альтернативных сценариев. Пресса избирательно сохраняет только яркие провокационные картинки и выводы, привлекающие внимание, убирая все лишнее и двусмысленное.

Всё это не значит, что мы должны игнорировать гибель людей и пренебрегать опасностью. Но нам нужно быть более аккуратными и объективными в том, как именно мы действуем. И абсолютно точно — не позволять, чтобы данные вызывали панику.

Д-р Ханс Рослинг умер в 2017 г. от рака. От него осталась великолепная книга Factfulness, горячим поклонником которой я стал. Мы используем её теперь в магистратуре как часть нашего учебного курса. Хочу поделиться главными выводами, которые мы обычно закрепляем в финале курса:

  • Глубоко вдохните. Когда включается инстинкт срочно действовать, то ваша способность к анализу исчезает. Запрашивайте больше данных и перепроверяйте их.
  • Избегайте релевантных, но неточных данных.
  • Опасайтесь “пророков” и не полагайтесь на однозначные сценарии развития событий. Не оставляйте себе для анализа лишь только лучший или худший варианты
  • Опасайтесь радикальных шагов — оцените их возможный вред. Зачастую более эффективными оказываются менее драматичные действия.

Источники:

Factfulness: Ten Reasons We’re Wrong About the World—and Why Things Are Better Than You Think, ISBN-10: 1250107814

CDC [3]. «Ebola Outbreak in West Africa—Reported Cases Graphs.» Centers for Disease Control and Prevention, 2014. gapm.io/xcdceb17.

WHO [3]. WHO Ebola Response Team. «Ebola Virus Disease in West Africa—The First 9 Months of the Epidemic and Forward Projections.» New England Journal of Medicine 371 (October 6, 2014): 1481–95. gapm.io/xeboresp.

3. Вспышка коронавируса COVID-19 и ответные меры Евросоюза

Общие положения

COVID-19-это заболевание, вызванное новым типом коронавируса (SARS-CoV-2). Впервые он был выявлен в Китае в декабре 2019 года.

В декабре 2019 года произошла вспышка COVID-19 в китайском муниципалитете Ухань , быстро распространившаяся на другие регионы Китая и мира.

К январю 2020 года отдельные случаи заболевания появились в некоторых государствах-членах ЕС.

В конце февраля 2020 года Италия сообщила о значительном увеличении числа случаев заболевания COVID-19, сосредоточенных в северных регионах страны. Большинство других государств-членов ЕС начали сообщать о случаях инфицирования людей.

К марту 2020 года все государства-члены ЕС сообщили о 19 случаях заболевания COVID. С тех пор число таких случаев продолжает расти.

Совет вместе с другими институтами ЕС внимательно следит за ситуацией и принимает соответствующие меры. Это включает принятие соответствующего законодательства ЕС и постоянную координацию с государствами-членами для обмена информацией, оценки потребностей и обеспечения согласованного реагирования в масштабах всего ЕС.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) координирует глобальные ответные меры. 11 марта 2020 года ВОЗ объявила КОВИД-19 глобальной пандемией. ЕС вносит непосредственный вклад в глобальные ответные меры ВОЗ.

Далее представлен обзор общих мер реагирования ЕС на вспышку COVID-19.

Хронология

09/04/2020 — Еврогруппа выдвигает пакет мер поддержки в размере 500 млрд евро

08/04/2020 — Совет дает добро на дальнейшее использование ресурсов сплоченности

07/04/2020 — ЕС и государства-члены должны активизировать координацию научно-исследовательских усилий

06/04/2020 — Министры обороны обсудили поддержку кризисного реагирования COVID-19 и его последствия для военных операций

06/04/2020 — Министры юстиции обсудят меры в области правосудия (здесь обратная хронология, хорошо бы сделать её последовательной, т.е., начать с 06/04/2020 и закончить 09/04/2020)

Странам Евросоюза выделено 37 млрд евро из бюджета ЕС

ЕС принял оперативные меры и быстро отследил выделение доступных средств из бюджета ЕС в 2020 году на инвестиционную инициативу по реагированию на коронавирус.

Эти средства незамедлительно предоставляются государствам-членам и могут быть использованы для поддержки систем здравоохранения и граждан в их борьбе против вспышки COVID-19 и её последствий.

Главным приоритетом ЕС является охрана здоровья своих граждан.

ЕС и его государства-члены совместно работают над укреплением национальных систем здравоохранения и сдерживанием распространения вируса. В то же время ЕС и его государства-члены принимают меры по смягчению социально-экономического воздействия КОВИД-19.

Во время этого кризиса страны ЕС активизируют свои усилия по поддержке друг друга, помогая наиболее нуждающимся и делясь ресурсами для борьбы с распространением вируса. Это солидарность ЕС в лучшем виде.

Реакция Евросоюза на вспышку COVID-19

Ответ ЕС на COVID-19 сосредоточен на четырех приоритетах:

  1. ограничение распространения вируса
  2. обеспечение предоставления медицинской техники
  3. содействие проведению исследований в области лечения и вакцинации
  4. поддержка рабочих мест, предприятий и экономики

ЕС также помогает гражданам ЕС, застрявшим в третьих странах. Делегации ЕС работают с посольствами государств-членов для координации репатриации граждан ЕС.

Эти приоритеты согласованы лидерами ЕС, которые регулярно встречаются в режиме видеоконференции для обсуждения и оценки реакции ЕС на вспышку COVID-19.

Познакомьтесь с графиком по действиям и решениям Совета Европейского Союза и Европейского совета в отношении COVID-19:

  • Ограничение распространения вируса

ЕС совместно со своими государствами-членами работает над сдерживанием распространения этого вируса.

Чтобы замедлить передачу вируса, лидеры ЕС договорились о согласованном временном ограничении несущественных поездок в ЕС на 30 дней. Поездки европейских граждан за пределы ЕС также не поощряются.

Координация ответных мер ЕС на вспышку COVID-19:

  • Совет активировал ЕС интегрированное политическое кризисное реагирование (IPCR) проведение еженедельных круглых столов с участием институтов ЕС, экспертов агентств ЕС и представителей пострадавших государств-членов
  • Европейская комиссия и Совет содействуют установлению постоянных контактов и координации между соответствующими национальными министерствами
  • председатель Европейского совета проводит видеоконференции с лидерами стран ЕС

Европейский центр по контролю за заболеваниями (ECDC) выпускает оперативные оценки рисков и обновленные эпидемиологические данные для населения ЕС.

ЕС также привержен противодействию дезинформации о вирусе с помощью транспарентной, своевременной и основанной на фактах коммуникации. Есть список официальных источников обновленной информации по COVID-19.

  • Обеспечение медицинским оборудованием

ЕС работает вместе со своими государствами-членами для обеспечения предоставления средств индивидуальной защиты и медицинских поставок по всей Европе через:

  • четыре совместные государственные закупки масок для лица и других средств индивидуальной защиты
  • тесные контакты с европейской промышленностью для конверсии производства и увеличения поставок всего необходимого оборудования

регулируется экспорт средств индивидуальной защиты из ЕС для обеспечения поставок во все государства-члены

  • приоритетные коридоры для облегчения свободного перемещения товаров и людей, которым необходимо пересекать границы
  • гармонизированные и свободно доступные европейские стандарты для медицинских поставок для облегчения увеличения производства

Кроме того, в рамках механизма гражданской защиты Союза, ЕС имеет:

  • координация развертывания медицинских групп в наиболее пострадавших районах
  • облегчен поиск дополнительных средств защиты, особенно медицинских масок
  • активирован Координационный Центр реагирования на чрезвычайные ситуации, для координации поддержки 24/7
  • создан новый общеевропейский резерв экстренной медицинской техники, такой как аппараты искусственной вентиляции легких, защитные маски и лабораторные материалы для оказания помощи нуждающимся странам ЕС
  • Поддержка общественного здравоохранения для борьбы с COVID-19 — обзор (Еврокомиссия)
  • Содействие проведению исследований в области лечения и вакцинации.

140 млн – размер финансирования исследований для разработки методов лечения и вакцин

ЕС быстро отслеживает и продвигает исследования по COVID-19 путем мобилизации:

  • 48,5 млн. евро на 18 проектов по вакцинам и лечению в рамках исследовательской программы ЕС Horizon 2020
  • 90 млн. евро в государственных и частных фондах для терапии и диагностики с помощью инициативы инновационных лекарственных средств (IMI)

Кроме того, ЕС перенаправил:

4) Поддержка рабочих мест, предприятий и экономики

37 млрд

Структурные фонды ЕС уже перенаправлены на инвестиционную инициативу по реагированию на коронавирус

ЕС и его государства-члены принимают меры по минимизации последствий для экономики вспышки COVID-19.

ЕС быстро перенаправил средства ЕС на помощь государствам-членам в преодолении кризиса COVID-19:

  • 37 млрд евро из бюджета ЕС выделено на поддержку систем здравоохранения, малых и средних предприятий (МСП) и рынков труда в рамках инвестиционной инициативы по борьбе с коронавирусом 
  • до € 28 млрд структурных фондов , с 2014-2020 гг. национальные конверты, еще не выделенные на проекты, имеют право на антикризисное реагирование
  • до € 800 млн из Фонда солидарности ЕС, направленного на страны, наиболее пострадавшие от кризиса, благодаря расширению сферы деятельности фонда до кризисов общественного здравоохранения

ЕС обеспечил максимальную гибкость в применении правил ЕС в отношении:

  • меры государственной поддержки предприятий и работников
  • государственные финансы и налогово-бюджетная политика, например для обеспечения исключительных расходов

ЕС приостановил действие требований к работе аэропортов, которые обязывают авиакомпании использовать не менее 80% своих взлетно-посадочных мест, чтобы сохранить их в следующем году. Временный отказ, действующий до 24 октября 2020 года, помогает авиаперевозчикам справиться с резким падением объема воздушных перевозок, вызванным вспышкой COVID-19.

Европейская комиссия выдвинула предложение о временной поддержке для смягчения рисков безработицы в чрезвычайной ситуации (конечно). Она призвана помочь людям сохранить свои рабочие места во время кризиса путем предоставления государствам-членам займов на сумму до 100 млрд. евро для покрытия части расходов, связанных с созданием или расширением национальных краткосрочных планов работы.

Европейский инвестиционный банк собрал вместе:

  • до 40 млрд. евро для удовлетворения краткосрочных потребностей МСП в финансировании
  • предложение о создании общеевропейского Фонда поддержки компаний с дополнительным объемом финансирования до 200 млрд. евро

В целом, ЕС и его государствами-членами мобилизуется:

2%

ВВП ЕС в фискальных мерах

13%

ВВП ЕС в поддержке ликвидности

Кроме того, Европейский Центральный банк объявил о программе экстренных закупок на 750 миллиардов евро.

5) Помощь гражданам ЕС, застрявшим за границей

480.000

граждан ЕС уже репатриированы

ЕС и его государства-члены работают над репатриацией более 600 000 граждан ЕС, застрявших за рубежом. Страны ЕС и делегации ЕС предоставляют консульскую помощь, чтобы помочь гражданам ЕС вернуться домой.

Более 25 000 человек, из которых более 22 000 являются гражданами ЕС, были репатриированы до сих пор благодаря материально-технической и финансовой поддержке ЕС. Благодаря механизму гражданской защиты ЕС, 75% стоимости этих рейсов оплачивается самим ЕС.

4. О координации кризисных ситуаций в связи со вспышкой COVID-19

28 января 2020 года председательствующая в ЕС Хорватия приняла решение об активации комплексного механизма реагирования на политические кризисы (IPCR) в режиме обмена информацией . IPCR является основой ЕС для координации межсекторальных кризисов на самом высоком политическом уровне.

Режим обмена информацией означает, что государства-члены имеют доступ к:

  • регулярным ситуационным информационным и аналитическим докладам Европейской комиссии и Европейской службы внешних действий
  • выделенной странице на защищенной веб-платформе для обмена информацией

Учитывая изменяющуюся ситуацию и различные затронутые секторы (здравоохранение, консульская деятельность, Гражданская защита, экономика), Президиум 2 марта 2020 года активизировал работу механизма МПКР до полного функционирования. Режим полной активации позволяет проводить антикризисные круглые столы с участием:

  • затрагиваемые государства-члены
  • Европейская комиссия
  • Европейская служба внешних действий
  • канцелярия председателя Европейского Совета
  • соответствующие агентства и эксперты ЕС

Хорватия как председательствующая страна проводит еженедельные совещания «за круглым столом» в целях содействия обмену информацией и координации мер реагирования на кризисы.

Реакция Совета на кризисы — IPCR (справочная информация)

5. Коронавирус: опасные иллюзии о смертности


Илья Пестов

ilusha_sergeevich

3 апреля 2020

Безответственная пресса начинает заполнять наше информационное поле новостями о погибших от коронавируса, хотя таких сведений не озвучивает ни лечащий врач, ни ВОЗ. Из-за своей невнимательности журналисты де-факто самостоятельно называют причины смерти. И эта маленькая неточность в формулировке имеет колоссальное значение для общества. Сегодня крайне важно не путать общую смертность людей с подтверждённым коронавирусом и смертность непосредственно от коронавируса.

Все мы видели пугающие цифры среди погибших с положительным тестом на Covid-19. Но высокий процент смертности, который мы наблюдаем — есть иллюзия, ибо в большинстве своём мы смотрим на естественную смертность, которая случилась бы и без заражения, поскольку причиной стало что-то другое. То есть, смертность от инфекции как бы умножается на естественную, и мы лицезреем результат этого умножения, хотя нам надо смотреть на частное.
Говоря иносказательно, день смерти для каждого предопределён и множество людей с коронавирусом, ушедших в мир иной, умерли бы в любом случае. Мы не узнаем их число, но можем посчитать риски, опираясь на теорию вероятностей. Для этого нам надо сопоставить общую смертность со смертностью при наличии инфекции.

В своей предыдущей статье «Коронавирус: как мы себя обманываем» я уже демонстрировал разницу между смертностями на примере демографических данных Италии по одной возрастной группе. А сейчас я хочу поделиться свежим графиком  Д. Шпигельхальтера, статистика из Университета Кембриджа. В его распоряжении был полный объём данных по Великобритании от Имперского колледжа Лондона.

Таблица с данными + те же значения на логарифмической шкале

При сравнении годовой смертности и смертности среди людей с положительным тестом на Covid-19 мы отчётливо видим совпадение формы кривой. А отношение между абсолютными значениями варьируется от 0.5 до 2, причём в возрастной группе до 50 лет оно в среднем меньше единицы. Следовательно, фоновая или естественная смертность людей зачастую даже больше, чем при коронавирусе.

Как можно сравнивать годовое значение и данные по новому заболеванию, коему лишь несколько месяцев от роду?! — таких комментариев к прошлой моей статье было много. Некоторые даже предлагали умножать смертность при коронавирусе на частное между 12 месяцами и неким временным периодом по заражению. Но все они неправильно воспринимают смысл интервала и путают сладкое с сахаром. Вероятности работают по-другому.

Равенство между коэффициентами смертности вовсе не означает, что коронавирус за время эпидемии убивает столько же людей, сколько все другие заболевания за год. Это разные вероятности. К слову, смертность при обширном инфаркте будет значительно больше таковой при Covid-19.

Равенство между коэффициентами означает, что вероятность умереть от коронавируса эквивалентна вероятности не прожить ещё один год. Другими словами, опасность новой инфекции равна опасности повседневной жизни на протяжении года. Убеждённые в обратном забывают, что коронавирусом ещё надо сначала заболеть и только потом от него умереть.

Важно упомянуть, что все указанные риски являются средними рисками для людей соответствующего возраста, но не являются рисками для среднего человека. Это связано с тем, что большую часть риска несут люди, которые уже хронически больны. Для подавляющего большинства здоровых людей риск умереть от Covid-19 или умереть от чего-то ещё намного ниже приведённых выше значений.
Именно поэтому Дэвид Шпигельхалтер в своей публикации говорит о важности распространения инфекции во избежание перегрузки национальной системы здравоохранения, которая может повлечь за собой увеличение фоновой смертности.

И тут возникает чрезвычайно сложная дилемма. Все призывают сглаживать кривую заболеваемости, дабы равномерно распределить нагрузку на систему здравоохранения. Однако жёсткие меры подавления и бдительный надзор за каждым кашлянувшим также перегружают эту систему. А что если реальность спрогнозировать гораздо сложнее, чем кажется, и все модели, демонстрирующие нам страшные экспоненты, бессовестно лгут?

Хтоническая пропасть в Италии

Думаю, многие из вас слышали истории про переполненные морги и тот лютый ужас, творящийся на земле Микеланджело. Но давайте мы будем мыслить конкретными категориями, а не полагаться на изобилие паники в социальных сетях. Коронавирус пришёл в Европу не вчера, и у нас есть график с количеством смертей, включающий в себя первые 12 недель 2020 года.

Кто-нибудь наблюдает новые точки экстремума? Предлагаю ещё посмотреть на аналогичный график сугубо по Италии, который также подготовили исследователи из EuroMOMO.

Глядя на изображение выше, мы отчётливо видим, что новое пиковое значение находится на одном и том же уровне с эпидемией гриппа зимой 2016 года. Да, данные могут поступать с задержкой, но стоит ещё вспомнить тезисы истериков о том, что реальная распространённость коронавируса гораздо шире. И это, в самом деле, так — официальная статистика объективно не способна учесть все случаи заражения.

Поэтому можно сколько угодно цитировать слова мэра Бергамо о числе погибших в его маленьком городе непонятно из-за чего, но факт остаётся фактом — в начале 2020 года в Италии погибло не больше людей, чем в начале 2017 года. Проводился даже ретроспективный анализ той опасной зимы, свидетельствующий о 25 000 избыточных смертей. И тут возникает вопрос: а как так получается, что в 2017 году их система здравоохранения работала устойчиво и не требовала тех экстренных мер, которые предпринимаются сегодня?

Согласно данным ВОЗ от 31 марта, в Италии обнаружено более 100 000 заражённых коронавирусом и зафиксировано 11 000 смертных случаев среди них. При этом коечный фонд превышает 200 000 мест. По опыту Китая мы знаем, что госпитализация требуется для 13.8% заражённых, а интенсивное лечение необходимо 4.7%. Округлим первое значение до 15%. То есть в стационаре нуждалось около 15 000 человек. Почему 7.5% не одномоментной нагрузки на систему здравоохранения смогли стать причиной для столь критичной дестабилизации этой системы?

Не забывайте, что выше я привёл вам цифры по последнему дню марта, а проблемы в медучреждениях Италии начались гораздо раньше. Поэтому я однозначно утверждаю, что перегрузку вызывает не количество нуждающихся в лечении, а чрезмерный объём усилий брошенных на диагностику. Если бы врачи в 2017 году начали класть в стационар каждого с подозрением на грипп, то коллапс был бы ещё масштабнее.

Предпринимаемые меры ограничивают ресурсы национального здравоохранения, и это похоже на химиотерапию без надобности. Например, в Калифорнии возникла острая нехватка медсестер, поскольку карантин запрещает студентам проходить практику в больницах. В Германии врачи с положительным тестом на ковид должны самоизолироваться, и часто их трудно заменить. Уверен, что подобные противоречия наблюдаются всюду.

Плюс ко всему существует ещё риск так называемых внутрибольничных инфекций, которыми пациент заражается в стационаре. По оценкам NNIS, в США ежегодно происходит почти 2 миллиона таких случаев, приводящих к 99 000 смертей, треть из которых ассоциирована с пневмонией! Вы только вдумайтесь в потенциальную степень абсурдности происходящего.

Страны ринулись спасать население от псевдо-бубонной чумы современности, поставив под угрозу всю систему здравоохранения. Однако сегодня нет никаких убедительных доказательств того, что новая болячка значительно опаснее гриппа.

Единственная причина для нозофобии — компьютерные модели с пугающими экспонентами. Человек позволил себе думать, что он способен предсказывать будущее. При всех существующих ныне технологиях и вековом наборе сведений о климате у нас не всегда прогноз погоды совпадает с реальностью. Качество, полнота и объём данных принципиальны, а в случае с пандемией нет ни одного из этих атрибутов. К слову, есть очень хорошая статья, которая показывает, как из, якобы, простенькой и очевидной модели с перемножением трёх легко измеряемых цифр задача превращается в тяжелейший когортный анализ с десятками факторов и высоким коэффициентом неопределённости. Миллионы людей уверовали в сомнительный результат компьютерных вычислений, хотя научное сообщество не пришло к консенсусу. Исследователи заняты своим делом и таки(убрать) сами говорят о неидентифицируемости в калибровках моделей и слишком высокой вариативности. Поэтому главная проблема не в учёных, а в бездумной интерпретации их трудов журналистами и экспертами из социальных сетей.

Кумулятивное когнитивное искажение

Известно, что всё началось с Китая. Статистика по коронавирусу в Поднебесной стала основой для принятия первых решений во многих других странах. И вот 31 марта глава управления по контролю за заболеваниями государственного комитета по здравоохранению КНР Чан Цзилэ сообщил The Wall Street Journal, что с 1 апреля они начнут публиковать данные о бессимптомных заражённых.

Моё удивление от этой новости невозможно выразить литературным языком. То есть до этого мы наблюдали статистику сугубо по тем китайцам, у которых были симптомы? Вы представляете, о какой асимметрии данных может свидетельствовать этот факт? В таком случае наше представление о смертности завышено кратно! Однако я допускаю вероятность недосказанности или вырывание слов из контекста со стороны американских журналистов. Поэтому поговорим немного о другом.

Неужели итальянцы в 10 раз более восприичивы к вирусу, чем немцы? В погоне за подтверждением этой гипотезы в интернете уже появилось множество историй с рассуждениями о национальном иммунитете и вакцинации. Спешу поставить под сомнение проницательность подобных мыслителей, ибо главное различие надо искать в исходных данных.

Если мы изучим статистику двух стран по гражданам с положительным тестом, то увидим, что в Италии среди заражённых людей 55% старше 60 лет, в Германии таких только 24%. А по последним данным Итальянского национального института здравоохранения ISS, средний возраст умерших с положительным тестом на коронавирус составляет около 81 года. 90% умерших старше 70 лет. Как думаете, насколько одно связано с другим?

Наверняка для некоторых объяснением такой ситуации послужит утверждение, что старики находятся в группе риска. Этот тезис пришёл к нам ещё из Китая. Но я вам уже рассказывал про фоновую смертность и её интерпретации. Чем человек старше, тем больше вероятность его смерти. Например, в возрасте 85 шанс не дожить до 86 примерно равен 10%, без всяких вирусов.
Не менее важно то, что 80% умерших итальянцев страдали от двух или более хронических заболеваний и только 1% погибших были здоровыми людьми (без хронических заболеваний). Однако давайте всё же посмотрим на динамику количества смертей среди итальянцев в возрасте 65 лет и старше от местного Минздрава.

Это что же получается — все СМИ нам говорят, что от коронавируса пенсионеры мрут как мухи, но абсолютное число смертей в данной возрастной группе в период эпедимии гриппа 2016-2017 было значительно больше? Ложное мнение настолько распространено, что я не удивлюсь, если объективная реальность у вас вызовет сомнения и вопрос «Зачем нас обманывают?».

На протяжении всего повествования я оперировал строгими фактами, но сейчас позволю себе одно предположение. Общество самостоятельно вводит себя в заблуждение и делает это неосознанно. Мне показался очень примечательным случай в Лос-Анджелесе, когда 33 летней женщине отказали в тесте на Covid-19 по причине того, что она не в группе риска. Очевидно, что любая болячка молодым организмом переносится лучше. Поверив в тезис об особой опасности коронавируса для стариков, и тестируя их в первую очередь, мы только и делаем, что работаем на подтверждение данного тезиса. Это похоже на эдакий confirmation dias в макромасштабе. И нет иллюстрации этому лучше, чем та, которую вы сейчас видите на экране.

Нидерланды проверяют только тяжёлые случаи, а Исландия тестирует всех, даже бессимптомных. Как думаете, у кого смертность среди стариков с подтверждённым Covid-19 будет больше? Также напоминаю, что коронавирус может быть далеко не единственной причиной для осложнения среди тех, у кого он выявлен в Голландии. То есть общая картина мира может быть искажена до неузнаваемости. Если я буду тестировать только Лобмардийских дедушек с кашлем, привезённых мне на карете скорой помощи, то смертность по этой группе будет максимально высокой. Ведь, скажем, изначальная вероятность не умереть у человека, самостоятельно посетившего медучреждение значительно больше, чем у того, кто приехал на скорой.

Допустимая вольность статистического учёта удивляет. Большинство людей, глядя на рост количества инфицированных, ассоциируют его в первую очередь со скоростью распространения коронавируса. Но согласно исследованию института Роберта Коха, увеличение числа положительных результатов теста пропорционально увеличению количества тестов. Это может указывать на то, что увеличение числа случаев заболевания в основном связано с увеличением количества тестов, а не с продолжающейся эпидемией.

Апофеоз

Во всех данных нет никакой методологической целостности. Доподлинно неизвестно, правы ли журналисты по поводу изменений в китайском учёте, но факт того, что это стало новостью для WSJFinancial TimesBloombergThe Hill и других — сам по себе является огромной проблемой неоднозначности. В любой статистике должен быть единый стандарт и понимание, но их нет и это вина ВОЗ. А мир поверил в апокалиптические модели, собранные из этого бардака. Заметьте, что до сего момента я рассуждал о целесообразности мер борьбы с коронавирусом без учёта стоимости этих мер. Теперь настало время поговорить об ущербе для экономики. В связи с глобальным карантином Goldman Sachs озвучил свой прогноз по снижению ВВП США во II квартале до 24%. Morgan Stanley назвал цифру по сокращению ВВП в 30% при росте безработицы до 12.8% с нынешних 3.5%.

Количество обращений на биржу труда в США достигло абсолютного пика за все время существования биржи труда. Это произошло ещё неделю назад, а вчера стало известно, что пик удвоился. Для тех, кто на изображении видит только кривую, признаюсь, что я вижу великое людское горе, пьянство, бандитизм, смерти, падение рождаемости и многое другое. Простите меня за столь неуклюжее сравнение, но для меня эта кривая страшнее кадров 11 сентября.

Несмотря на определённый опыт в финансовом анализе, мне трудно рассуждать в макромасштабе, но, я полагаю, что наша структура экономики приведёт к меньшему ущербу — например, потери в туристическом сегменте у нас будут отличаться кратно. Однако чем больше будет паники и чем дольше будет карантин, тем ближе мы будем к цифрам выше.

Приложение

Понимаю, что всё изложенное вступает в сильный резонанс с сегодняшней новостной повесткой. Но я пытаюсь осторожно рассуждать о том, что есть, в то время как любой, освоивший вводный курс по компьютерному моделированию или просто умеющий перемножать три параметра, уверенно разглагольствует о том, что будет. Я также понимаю, что для многих специалитет зачастую важнее здравого смысла. Поэтому делюсь сводкой мнений профессионалов:

  • Немецкий иммунолог и токсиколог, профессор Стефан Хокерц объясняет, что Covid-19 не более опасен, чем грипп, просто ему уделяется больше внимания. Опаснее вируса являются страх и паника, создаваемые СМИ, и «авторитарная реакция» многих правительств. Профессор Хокерц также отмечает, что большинство так называемых «умерших от коронавируса» на самом деле просто имели положительный результат теста, а умерли от других причин. Он полагает, что в десять раз больше людей, чем сообщалось, уже имели Covid-19, но ничего не заметили.
  • Аргентинский вирусолог и биохимик Пабло Гольдшмидт утверждает, что Covid-19 не более опасен, чем простуда или грипп. Возможно, он циркулировал уже в более ранние годы, но не был обнаружен, потому что его никто не искал. Доктор Гольдшмидт говорит о «глобальном терроре», созданном СМИ и политиками. По его словам, каждый год 3 000 000 новорожденных во всем мире и 50 000 взрослых в США умирают от пневмонии.
  • Профессор Мартин Экснер, глава Института гигиены в Университете Боннаобъясняет, что медицинский персонал перегружен из-за закрытых границ и карантина, а не из-за прироста количества больных, которого нет.
  • Известный итальянский вирусолог Джулио Тарро утверждает, что уровень смертности от Covid-19 ниже 1% даже в Италии и поэтому сравним с гриппом. Более высокие значения возникают только потому, что не делается различий между смертностью «с» и «от» Covid-19, а также потому, что число инфицированных людей сильно занижено.
  • Швеция до сих пор придерживается либеральной стратегии в отношении Covid-19, которая основана на двух принципах: группы риска защищены, а люди с симптомами гриппа остаются дома. «Если вы будете следовать этим двум правилам, вам не понадобятся дальнейшие меры, влияние которых в любом случае будет незначительным», — сказал главный эпидемиолог Андерс Тегнелл. Социально-экономическая жизнь будет продолжаться нормально.
  • Почётный профессор патологии в Великобритании Джон Ли утверждает, что особый способ регистрации случаев Covid-19 приводит к переоценке риска, который несёт Covid-19 по сравнению с обычными случаями гриппа и простуды.
  • Немецкая сеть доказательной медицины (EbM) критикует сообщения средств массовой информации о Covid-19: «Освещение в СМИ никоим образом не учитывает критерии доказательной информации о рисках, как мы требовали. Представление необработанных данных без ссылки на другие причины смерти приводит к переоценке риска».
  • Немецкий исследователь доктор Ричард Капек утверждает, что «эпидемия коронавируса» на самом деле является «эпидемией тестов». Капек на основе количественного анализа показывает, что при экспоненциальном увеличении количества тестов процент положительных результатов остаётся стабильным, а смертность снижается, что опровергает экспоненциальное распространение самого вируса.
  • Немецкий профессор вирусологии доктор Карстен Шеллер из Вюрцбургского университета объясняет в подкасте, что Covid-19 определенно сопоставим с гриппом и до сих пор даже приводил к меньшему количеству смертей. Профессор Шеллер подозревает, что экспоненциальные кривые, часто представляемые в средствах массовой информации, больше связаны с увеличением числа тестов, чем с распространением самого вируса.
  • Два профессора медицины из Стэнфорда, Эран Бендавид и Джей Бхаттачарья, объясняют, что летальность Covid-19 переоценена на несколько порядков, вероятно, даже в Италии она составляет всего 0,01% — 0,06% и таким образом, ниже, чем у гриппа. Основной причиной такой переоценки является сильно недооцененное количество заражённых людей без симптомов.
  • Миланский микробиолог Мария Рита Гисмондо призывает итальянское правительство прекратить сообщать ежедневное количество «положительных результатов теста», поскольку эти цифры являются «поддельными» и приводят население в излишнюю панику.
  • По словам профессора эпидемиологии Стэнфорда Джона Йоаннидиса, новый коронавирус может быть не более опасным, чем некоторые распространенные коронавирусы, даже у пожилых людей. Йоаннидис утверждает, что нет надежных медицинских данных, обосновывающих принятые в настоящее время меры.
  • Доктор Сухарит Бхакди, заслуженный профессор медицинской микробиологии в Майнце, Германия, написал открытое письмо канцлеру Германии Ангеле Меркель и призвал к срочному пересмотру мер против Covid-19.

Все высказывания найдены на сайте Swiss Propaganda Research. Если вы прочитали сию писанину целиком и согласны с моими доводами, то не поленитесь поделиться данной статьёй со своими знакомыми. Большое спасибо всем за внимание.

РАШ-COVID-19-история-борьбы